Действия Пинхаса – вне рамок природы

Дата: | Автор материала: Рав Йосеф Хаим из Багдада (Бен Иш Хай)

1690

«Пинхас, сын Элазара, сына Аарона-коэна» (Бемидбар, 25:11).

В мидраше («Бемидбар Раба», 21:1) сказано: «”Пинхас сын Элазара, сына Аарона-коэна”.  Сказал Всевышний: по суду получает он свое вознаграждение». Это совершенно непонятно.

Чтобы понять эти слова мидраша, объясним вначале написанное в предыдущей главе (Бемидбар, 25:7): «И увидел Пинхас сын Элазара, сына Аарона-коэна и поднялся из (среды) общины, и взял копье в руку свою…» Возникает вопрос: почему этот стих относит Пинхаса к Аарону, разве недостаточно было бы написать «Пинхас, сын Элазара-коэна»? И почему написано «поднялся из (среды) общины»? Кажется, что эта фраза – лишняя.

Видится, что Тора таким образом прославляет действия Пинхаса и восхваляет проявленный им месирут нефеш (самопожертвование). Ведь убить двоих одним ударом копья, нести их на нем через весь стан (см. Санедрин, 82б) – это неординарный поступок, достойный могучего воина.

Однако далее Тора говорит: «Пинхас сын Элазара, сына Аарона-коэна». То есть он сам, его отец и отец его отца – все они были коэнами, людьми святыми. Между ними и сражениями нет ничего общего! То есть не от своих предков Пинхас унаследовал воинственный нрав. Можно было бы сказать, что Пинхас был воином сам по себе, независимо от родителей. На это Тора отвечает «поднялся из (среды) общины». Пинхас был одним из мудрецов Санедрина, называемого «община» (как написано «и судила община», «и спасла община»). Отсюда мы видим, что Пинхас был из «людей цельных, сидящих в шатрах», вовсе не воином. Теперь понятно, что все, что сделал Пинхас, было проявлением святого огня, горевшего в нем.

На что это похожа вся эта история? Один царь выехал на охоту в лес. Вдруг на него и его свиту напала банда разбойников, стала угрожать им. Один из воинов царя налетел на разбойников и разбил их в пух и прах. Царь же, вместо благодарности за самоотверженное спасение, остался совершенно спокоен, словно ничего не случилось. Через несколько дней он снова выехал в лес, но в этот раз с ним не было того воина, только простые слуги. Снова напали на них разбойники. Когда один из слуг увидел, что королю угрожает опасность, он выхватил меч и самоотверженно отразил нападение. На этот раз царь превзошел сам себя, чтобы вознаградить героя. Спросили его слуги: «Почему, когда воин защищал царя, Ваше величество никак его не отблагодарили, а этого простого слугу благодарите при первой возможности?» Царь ответил: «Воин обладает силой и навыками. Это его долг, и нет ничего удивительного в том, что он победил разбойников. А вот простой слуга по своей природе не мог бы спасти меня, но из любви к своему царю он собрался с силами и сразился с бандитами. Поэтому он достоин всяческих похвал».

И так же в нашем случае – Тора возвеличивает действие Пинхаса, который, хоть по природе был далек от проявлений воинственности, вышел за рамки ради Царя царей. Теперь мидраш стал понятен: когда видишь, кто были предки Пинхаса, ясно, что он не был воином, но, совершив поступок во славу Небес, достоин был «по суду получить награду свою».

Перевод – З. Скаржинская


http://www.beerot.ru/?p=27032