Ки Теце — Пусть все твои деяния будут ради Небес

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

501
виноградник

Недельная глава Ки Теце

«Когда придешь в виноградник своего ближнего [речь идет о работнике], ешь виноград, сколько угодно, чтобы насытиться, но не набирай в свои сосуды» (Дварим, 23:25).

[Отсюда мы видим, что Тора говорит о времени сбора винограда, когда работник собирает его в сосуды хозяина.]

Сказано в книге «Хинух» (заповедь 576): «Один из корней этой заповеди – научить сынов Израиля, чтобы у них была красивая душа и доброе желание, и благодаря этому, благословение Всевышнего осенит и одарит их. Действительно, запретить работнику есть, когда он работает, и хозяин радуется своему урожаю, которым благословил его Всевышний, – это свидетельствует о низости и очень дурном характере. И проклятие прилепится к плохим, а доброе прилепится к добру, каждый к своему виду».

Как в любой заповеди, и в этой есть свои законы. Хафец Хаим учит из одного из этих законов замечательный урок, но предварим его притчей из книги «Принц и отшельник».

Орел, царь птиц, проголодался. Оглядел пространство от горизонта до горизонта – не видно никакой дичи. Увидел только кучу отбросов рядом с одним из деревенских домов. Может, там есть чем поживиться. Полетел и опустился на эту кучу. Петух, копошившийся там, поднял голову и увидел своего царя, который своим клювом ищет остатки еды. Подумал петух: «Да я ведь точно такой же, как он. Царь клюет объедки, и я клюю объедки. Так в чем между нами разница? Если он царь, так и я царь. А если я не царь, так и он нет!»

Орлу же было неудобно рыться в отбросах вместе с петухом. Он решил подождать на крыше дома, пока тот закончит. Раскрыл свои огромные крылья, и оказался на крыше.

«А, так? – сказал себе петух, — Я тоже устрою себе перерыв». Перепрыгнул с кучи на край крыши, потом еще пару прыжков, – и оказался на самом верху. Гордо устроился рядом с орлом, который посмотрел на него с отвращением. Потерпел минуту, другую, и решил, что это ниже его достоинства. Раскрыл крылья и взмыл вверх – все выше, выше и выше…

Петух вытянул шею, и следил за орлом, пока тот не превратился в черную точку на фоне неба, и она все продолжала уменьшаться. «Да, — был вынужден признать петух, — все-таки он – царь!»

Урок этой истории настолько важен!

Петух ест – и орел ест. Порой они даже роются в той же куче. Орел садится на крышу дома и петух – за ним, на ту же крышу. Но это не делает их равными.

Потому, что петух не в состоянии взмыть в небо. Взмыть? Да просто летать он не может, кто уж говорит о заоблачных высотах!

Так что орел остается царем, даже когда ест, даже когда отдыхает.

О чем речь идет? Нет сомнения, мы получим награду за часы молитвы, часы учебы Торы, выполнение заповедей и добрые дела. Всевышний не оставляет без награды ни одно Свое творение, и «вознаграждает» за каждое действие.

А за еду, за сон? Это уже действия разрешенные и не заповеданные.

Однако «Хафец Хаим» («Шем Олам», ч. 1, гл. 5) указывает на слова Гемары (Бава Меция, 91б), что Тора разрешает работнику есть фрукты хозяина, как сказано: «Когда придешь в виноградник своего ближнего, ешь, сколько угодно, чтобы насытиться», — но только во время работы, как заканчивает Тора: «Но в свои сосуды не набирай».

А каков закон, если работника наняли на работу на двух участках виноградника, и он закончил работу на одном, и идет на другой? Ему разрешается есть и по пути, ведь он идет продолжать выполнять ту же работу для хозяина.

Говорит Хафец Хаим: допустим, человек помолился и учил Тору, сколько мог. Но теперь ему нужно поесть и попить, пойти на заработки и поспать, но все это – только ради того, чтобы на следующий день встать и продолжить служить Всевышнему, благословен Он.

Получается, что все часы суток он находится на службе у Творца, и получит награду за все сутки!

Подобную идею, говорит Хафец Хаим, мы находим и в трактате Шаббат (5б): если человек перенес ношу на расстояние 4 локтя в общественном владении – он нарушил Шаббат [подробности см. в первой мишне трактата Шаббат]. Но если он остановился посредине – он не нарушил закон Торы, поскольку переносил ее на два локтя, а потом еще на два. Если же он остановился, чтобы поправить ношу, уложить ее поудобнее, это не считается остановкой. Ведь эта остановка – ради того, чтобы идти, это часть ходьбы!

Подобно этому Хафец Хаим постановил в своей великой книге «Мишна Брура» («Беур алаха, §38), что человек, занятый рытьем могилы для умершего, освобожден от заповеди чтения «Шма» и молитвы, даже если он останавливается немного отдохнуть, поскольку этот отдых – ради продолжения работы.

«Шулхан Арух» («Орах Хаим», 38:8) постановляет, что те, кто пишут тефиллин и мезузы, и их продавцы, тоже считаются занятыми заповедью и освобождаются от тех заповедей, которые могут помешать их работе. «Мишна Брура» приводит слова «Маген Авраам», что, хотя они и зарабатывают на этом, но их главный настрой – ради Небес, т. е. чтобы обеспечить людям, которым это необходимо, святые тексты. Если же главным образом они думают о заработке, они уже не называются занятыми заповедью. А в трактате Псахим (8б) сказано, что тот, кто дает монету на цдаку, чтобы его сын выздоровел, называется абсолютным праведником. (В этом деле. И не говорят, что он сделал это не ради Небес. Он выполнил заповедь Творца, Который повелел ему давать цдаку, и имеет в виду и свою пользу: удостоиться Будущего мира, или чтобы его сын выздоровел – комм. Раши.)

«Мишна Брура» приходит к выводу: если мы знаем, что человек желает лишь заработать, его нельзя назвать занятым заповедью. Но все же, мне видится, что если его цель (на одинаковом уровне) – и заработать, и помочь людям – его можно назвать «занятым заповедью». Подобно тому, что постановляет «Элияу Раба» (§689, п. 8), что если человек трубит в шофар, и с целью научиться трубить, и одновременно с целью выполнить заповедь трубить в шофар, то считается, что он выполнил заповедь.

И мы тоже скажем: нет сомнения, что еврей не ест, чтобы работать, и не работает, чтобы поесть, и т. п. Нет сомнения, что еврей знает: в Будущий мир он не сможет взять с собой ничего, кроме Торы и заповедей, и он живет, чтобы выполнять волю Творца.

Конечно, мы не достигли уровня, который требует «Шулхан Арух» («Орах Хаим», §231): «Во всем, от чего человек получает удовольствие в этом мире, его целью должно быть не собственное удовольствие, а служение Всевышнему, благословен Он, как сказано: “На всех путях своих узнавай Его”. И сказали мудрецы: “Пусть все твои деяния будут ради Небес”, а именно – что даже действия, не связанные с заповедями, такие, как есть, пить, идти, сидеть, вставать, разговаривать и удовлетворять все потребности тела, будут направлены на служение Творцу или на подготовку к служению. И тот, кто ведет себя так, служит Творцу постоянно».

Но если человек имеет в виду одновременно и то, и другое: и наслаждаться едой, и получить от нее силу учить Тору и выполнять заповеди; и отдохнуть, поспав, и встать свежим и бодрым для служения Всевышнему, – то все-таки он будет называться «занятым заповедью». Так постановил великий автор «Мишны Бруры»!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=74667