«И вознесли Балак и Билам…» — Из комментариев Рамбана к недельной главе Балак

Дата: | Автор материала: Рамбан

1389
Балак

«И вознесли Балак и Билам…»

«Возведи мне семь жертвенников» (Бемидбар, 23:1-2).

Комментируя эту строку, раби Авраам (Ибн Эзра) намекает на глубокую тайну. И вот, Билам стремился этими жертвами привлечь к себе благоволение Б-га, и поэтому он принес в жертву всесожжения именно такое число жертвенных животных. И он желал, чтобы в принесении этих жертв участвовал и сам царь Балак, и поэтому написано: «И вознесли Балак и Билам по быку и барану на каждый жертвенник» – один зарезал, а другой окроплял кровью.

[В упомянутом комментарии Ибн Эзра пишет: «Есть глубокие тайны, понимаемые только немногими. (К ним относится значение числа «семь»): седьмой день, месяц и год, семь ягнят, приносимых в жертву всесожжения, и семикратное окропление. И Всевышний также повелел друзьям Йова: «Возьмите себе семь тельцов и семь овнов, …и принесите всесожжение» (Йов, 42:8). Ведь, когда Совершенному посвящают совершенное (т.е. равное числу «семь», символизирующему полноту и совершенство этого мира), обновляется дух постижения (руах бина). И разумный – поймет».

В книге «Шаар а-Гмуль» сам Рамбан приоткрывает еще более сокровенные аспекты этой тайны, указывая на связь семи жертвенников Билама с семью из десяти сефирот, с помощью которых Всевышний сотворил мир и им управляет. «В этом мире, – пишет Рамбан, – мудрецы постигли с помощью своего духа святости семь сефирот, духовный свет которых проявлялся в Шатре Откровения и в Храме, – и на них намеком указывают семь светильников меноры и некоторые жертвоприношения. И также Билам сказал: «Я приготовил семь жертвенников (הַמִּזְבְּחֹת – а-мизбахот; буквально «этих жертвенников»)» (Бемидбар, 23:4) – слово «этих» намеком указывает на семь сефирот» (русск. перевод «Врата воздаяния» гл. 97 с. 98).

А в святой книге «Зоар» объяснено: Билам, который был великим магом, знал, что народ Израиля связан с этими семью проявлениями Б-жественного влияния, – и он принес жертвы на семи жертвенниках, чтобы подчинить каждую из семи сефирот своей воле («Зоар», Балак 210а, «Маток ми-Дваш»). Здесь подразумеваются семь «низших» сефирот, которые хотя бы в некоторой степени доступны человеческому постижению, – и это Малхут (Царство), Йесод (Основание), Од (Величие), Нецах (Вечность), Тиферет (Великолепие), Гвура (Мужество) и Хесед (Милосердие).

Всего было принесено сорок две жертвы: трижды по быку и барану на семи жертвенниках (см. Бемидбар, 23:1-2, 23:14 и 23:29-30). Знатоки каббалы поясняют, что число этих жертвоприношений соответствовало сокровенному Имени Всевышнего, состоящему из сорока двух букв (из семи слов по шесть букв в каждом), – и Билам собирался проклясть Израиль силой этого Имени, связанного с Мерой Суда. Но его замысел не удался, так как в те дни Всевышний вообще не «гневался» на Израиль (Маараль, «Хидушей Агадот», Сота, 47а; р. И.-А. Хавер, «Бейт Оламим», 130б, «Сод»; «Ми-маамаким», Бемидбар, Балак 58 с. 359-360).  

В Тосафот указывается, что это сокровенное Имя составлено из сорока двух первых букв Торы – 28 букв первого стиха (Берешит, 1:1) и 14 первых букв начала второго (там же, 1:2) (Тосафот, Хагига, 11б, «Эйн доршин»). Ведь, поскольку первоначально Творец собирался создать Вселенную, в которой бы действовала только Мера Суда (см. Раши к Берешит, 1:1), – эти первые две строки связаны именно с этой Мерой («Ми-маамаким», Бемидбар, Балак 58 с. 360).

В книге «Зоар» указывается, что царь Балак был еще более великим магом, чем Билам. И если Билам превосходил всех магов мира своей способностью к ясновидению и прорицанию, то Балак был непровзойден в практической черной магии. Но только Билам умел улавливать мгновение гнева Всевышнего, чтобы направлять его на своих врагов, – и поэтому Балак призвал его, рассчитывая объединить их магические способности против сынов Израиля («Зоар», Бехукотай, 112б, Балак, 210а). К тому же, у Билама и Балака был тот же духовный корень в высших мирах, что и у Амалека, и поэтому эти два черных мага были столь же непримиримыми врагами Израиля, как и Амалек. Их духовное родство запечатлелось даже в именах: две последние буквы имен בלעם (Билам) и בלק (Балак) составляют имя עמלק (Амалек) («Зоар», Балак 194а, Ки тецэ 281б; «Ми-маамаким», Бемидбар 59 с. 366).]

Но потом, когда Билам уже «не прибегал, как прежде, к ворожбе», он не хотел, чтобы Балак участвовал в жертвоприношении – чтобы тот не сделал жертвоприношение непригодным своими мыслями. И поэтому там написано: «А он вознес по быку и барану на каждый жертвенник» (Бемидбар, 23:30) – это сказано о Биламе.

http://www.beerot.ru/?p=26887

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here