Недельная глава Микец — Рука Всевышнего

Дата: | Автор материала: рав Яаков Галинский | версия для печати версия для печати
хатам софер

«Йосеф узнал своих братьев, а они его не узнали» (Берешит, 42:8).

«Потому что, когда он покинул их, у него не было бороды, а сейчас встретили его с бородой» (Раши).

Великий Хатам Софер родился в 5523 (1762) г. Он был выдающимся учеником гаона рава Натана Адлера, а также великого автора книги «Афлаа» рава Пинхаса Гурвица. В возрасте тринадцати лет он покинул дом и отправился в ешиву г. Майнц, где учился у великого рава Михля Шейера, а через два года вернулся во Франкфурт к своим учителям.

Учась в Майнце, Хатам Софер проживал в доме у одного богатого гостеприимного еврея. В то время там гостил и один французский студент, учившийся в местном университете. Прошло тридцать пять лет, и разразилась война. Французская армия быстрыми шагами захватывала Европу. Когда французы подошли к Прессбургу, австрийская армия вышла им навстречу. В сражении погибло множество солдат и осталось много оружия. Двое евреев, подвергая свою жизнь опасности, прокрались на поле битвы, собрали оружие и продали австрийской армии. Однако по поводу вырученных денег у них появились разногласия, и они пошли к Хатам Соферу, чтобы он рассудил их. Тот еврей, который проиграл в суде, донес французам-победителям, что его друг продал оружие вражеской армии с согласия городского раввина. Рав был арестован, и его дело передано в военный суд. За такую провинность во время войны приговаривали к смерти без особого промедления и без выяснения обстоятельств. Когда рава привели в здание суда, генерал, являвшийся главным судьей, сказал, что желает побеседовать с раввином наедине. Когда они оказались в комнате вдвоем, генерал спросил: «Ты меня узнаёшь?»

Оказалось, что это был тот самый студент, который в свое время гостил вместе с ним в Майнце. Он стал расспрашивать Хатам Софера, выяснил, как все было на самом деле – что тот вовсе не был замешан в деле, а просто вынес алахическое решение, касавшееся распределения дохода, и – оправдал рава!

Хатам Софер сказал потом, что именно об этом говорит строка: «И увидишь Меня сзади, а Лика Моего не увидишь». То есть в сам момент происходящего невозможно было предвидеть, какую пользу принесет ему знакомство с французским студентом, которое вряд ли доставляло ему удовольствие. Но оглядываясь назад, по прошествии тридцати лет, оказалось, что это знакомство спасло ему жизнь!

А теперь давайте задумаемся. Французский студент познакомился с юношей. Прошло тридцать пять лет, студент тем временен был призван в армию, сделал там карьеру и стал прославленным генералом. Сидит он в военном суде в чужой стране, и тут входит немолодой еврей. С бородой, в раввинской одежде… И он узнает его с первого взгляда!

А братья Йосефа расстались с ним, когда ему было около семнадцати, встретили его, когда ему еще не было сорока – и не узнали?!

В Мидраше рассказывается, что сорок египтян не могли справиться с Шимоном. Йосеф намекнул Менаше, и тому хватило одного удара, чтобы Шимон оказался в его руках. Сказал Шимон братьям: «Неужели можно подумать, что это египетский удар? Это не что иное, как сила дома нашего отца!» И что, у них не пробудились подозрения?

В другом мидраше сказано, что, когда Йеуда вытащил меч, грозя Йосефу, тот сделал знак Менаше. Менаше топнул ногой, и весь дворец задрожал. Сказал Йеуда: «Этот удар – из дома нашего отца!» И снова они ничего не заподозрили?

Когда привели Биньямина, Йосеф постучал по бокалу и сказал: «Я думал, что Йеуда – первенец, так как он говорил первым. Теперь я вижу, что первенец – Реувен, а второй – Шимон». «Они сели перед ним (по порядку), от старшего к младшему, и удивлялись эти люди между собой». А Биньямина Йосеф посадил рядом с собой, и «Биньямину подавали в пять раз больше того, что подавали им».

И опять они ничего не заподозрили?!

Факт, что нет. Почему? Потому что они знали, что продали его в рабство, и что по закону Египта «Так написано в (законодательных) книгах фараона, что раб не может править людьми». Из-за этого они полностью отвергали эту возможность.

А когда он сказал им: «Я – Йосеф», то «не могли братья ответить ему – так они были поражены». Почему они были поражены и испуганы? Потому что поставили рамки возможностям Всевышнего! Что с того, что так написано в книгах фараона? Ведь «сердце царей и властителей — в руках Всевышнего», Он может сделать все, что пожелает!

Сказано в трактате Таанит: «Каждый, кто скорбит об Иерусалиме, удостоится увидеть его радость, а тот, кто не скорбит об Иерусалиме – не удостоится увидеть его радость. Как сказано у пророка Йешаяу: “Веселите Иерусалим и ликуйте в нем все, кто любит его! Радуйтесь его радостью все, кто скорбели о нем!”» Объясняют мудрецы, что «память об умершем (постепенно) стирается из сердца», и когда люди видят это разрушение и продолжительность изгнания, они могут отчаяться и как бы отвлечься, перестать думать об Избавлении. Не понимая, что для Всевышнего нет ничего невозможного, и в любой момент Он может все изменить. Ведь «Он сказал – и появилось»: если по Его слову появилось то, чего никогда не было, тем более то, что уже было, может вернуться!

Рассказывают, что, когда великий мудрец и праведник рав Нафтали Амстердам переехал в Израиль, в Иерусалим, он пришел к раввину города, великому раву Шмуэлю Саланту, и сказал: «Тора заповедует нам сделать себе рава. Посоветуйте мне, кто здесь такой рав, чей авторитет я могу принять!»

Он сам был гением, занимал пост раввина в Гельсингфорсе (Хельсинки), законоучителя в общине Петербурга, был великим праведником, но по своей скромности желал рава…

Ответил ему рав Салант: «Рав Йосеф Хаим Зонненфельд дает каждый день урок по Мишне, между Минхой и Мааривом. Послушайте его урок. Когда услышите из его уст что-то новое – он станет вашим равом!»

Участники урока были поражены, увидев, что пожилой праведник пришел слушать простой урок по Мишне. Только он, будучи гениальным знатоком Торы, понимал уровень рава Зонненфельда, – как тот включает в свои объяснения все темы Талмуда, отвечает на все самые сложные вопросы… Но, опять же из-за своей гениальности – ничего нового не услышал. Все уже было ему знакомо.

На уроке дошли до главы Хелек в трактате Санедрин, и тринадцати принципов веры, которые Рамбам сформулировал в предисловии своего комментария к этой главе. Когда рав Зонненфельд говорил о принципе веры в Машиаха, он упомянул, что сказано «Сын Давида приходит только, когда отвлекаются от ожидания его». Здесь рав Амстердам впервые вмешался и задал вопрос, который мучил его давным-давно: «Как можно отвлечься от ожидания Избавления? Ведь один из вопросов, которые нас спросят после ста двадцати, это: “Ждал ли ты Избавления?” В каждой молитве “Амида” мы сами свидетельствуем о себе: “Ведь на Твое Избавление мы надеялись весь день”, а в “Кдуше” мы заявляем: “И властвуй над нами, ведь мы ждем Тебя”. Так как может еврей отвлечься от ожидания Избавления?»

Ответил ему рав Йосеф Хаим: «Предположим, сейчас откроется дверь, кто-то зайдет и воскликнет: “Что вы тут сидите, Машиах пришел!” Что мы подумаем в сердце: “Неужели и вправду пришел?” Это и есть отвлечься от ожидания Геулы. Ведь если бы мы действительно ждали и надеялись весь день, мы бы сразу встали и пошли его встречать!»

Обрадовался рав Нафтали и сказал: «Все, у меня есть рав!»

Подготовила г-жа Лея Шухман

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

конец страданиям
| рав Яаков Галинский

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Добавить комментарий