Леках Тов — Глава Эмор — Служение Творцу

Дата: | Автор материала: Леках тов

671
служение Творцу

Служение Творцу – в соответствии со своим духовным уровнем

«…и скажи им, чтобы не осквернялись мертвым» (Ваикра, 21:1).

Множество законов Торы относятся только к коаним, в отличие от всех других евреев, которых они не касаются. Подобно этому и первосвященник (коэн гадоль) выделен законом среди других коаним. Отсюда мы видим, что всякий человек обязан служить Творцу в соответствии со своим духовным уровнем.

Этот принцип утверждает и Рамхаль во вступлении к книге «Месилат Ешарим»: «Основа благочестия и начало непорочного служения в том, чтобы человек твердо уяснил, в чем его обязанность в мире». Не обязанность человека в общем, а личная «его обязанность». И если в этом состоит основа служения Творцу, то тот, кто не выяснил для себя, в чем состоит его личная обязанность, – будь он даже евреем Б-гобоязненным и сведущим в Торе, – подобен строящему дом без фундамента или сажающему дерево без корней.

Тот же принцип можно усмотреть и в рассказе Талмуда о раби Шимоне бар Йохае и его сыне раби Элазаре. Когда они вышли из пещеры (где скрывались двенадцать лет от преследований римлян и учили Тору), увидели людей, которые пашут и сеют и сказали: «Оставляют жизнь вечную и занимаются жизнью земной!»

При этом каждое место, на которое падал их взгляд – сгорало. Раздался Голос с неба и сказал им: «Вы вышли, чтобы разрушить Мой мир?! Вернитесь в свою пещеру». Они вернулись и сидели в пещере еще двенадцать месяцев. Затем они сказали: «Наказание грешников в гееноме – лишь двенадцать месяцев». Раздался Голос Свыше и сказал: «Выходите из вашей пещеры». Всякое место, которое поражал раби Элазар – исправлял раби Шимон. И тогда сказал раби Шимон: «Сын мой! Довольно миру меня и тебя». (Шаббат, 33)

Очевидно, выйдя в первый раз, они измеряли мир своей мерой. Как можно, оставив Тору, заниматься пахотой и севом? И они были вынуждены вернуться в пещеру еще на год, чтоб не разрушить мир. За этот год, однако, они постигли еще больше, так, что все пораженное раби Элазаром, исправлял его отец. От всего мира невозможно требовать оставить «земную жизнь». Сказано «Пусть жизнь идет своим порядком» – пусть пашут и сеют. Раби Шимон и его сын – в соответствии с их ступенью должны заниматься лишь «жизнью вечной». Другие же пусть занимаются Торой и мирскими делами. При этом важно, чтобы Тора была главным, а земная жизнь – дополняла ее, а не наоборот, не дай Б-г.

О тех, кто оставляет Тору

Говорит Талмуд (Бейца, 15): «Был случай с раби Элиэзером, который сидел целый день и учил людей законам праздника. Когда вышли первые, он сказал “У этих есть бочки”; когда вышли вторые, сказал: “У этих есть кувшины”, а когда вышли третьи, сказал: “У этих есть горшки”. А затем вышли четвертые, и раби Элиэзер сказал: “У этих есть бурдюки”, после пятых он сказал: “У этих есть стаканы”. Стали выходить шестые, и он сказал: “У этих – проклятье”». (Ибо дом ученья опустел и тяжело было раби Элиэзеру видеть это – Раши).

Следует задуматься над этой историей. Почему именно о последних сказал раби Элиэзер, что они заслужили проклятье? Ведь именно они дольше всех сидели и слушали его слова. О тех же, кто вышел почти сразу, так не сказано.

Великий мудрец Торы, наставник поколения, рав Яаков-Исраэль Каневский (гаон Стайплер), благословенна память праведника, говорит, что дело в том, что чем больше ученик находится в ешиве и чем больше лет он посвятил учебе, тем строже спрос с него, если он, не дай Б-г, оставляет учебу.

А что же с теми, кто вышел вначале – хозяева бочек, кувшинов, горшков и т.д? Говорит Раши, что, занятые своими делами и следующие влечениям, «не стараются внимать словам Торы». Они просто не успели воспринять Тору и ощутить ее сладость.

Тот же, кто, почувствовав в Торе источник жизни, вдруг оставляет его, заслуживает гораздо большего порицания.

Нет «середины» в служении Всевышнему

«…святы будут для Б-га своего и не осквернят Имени Б-га своего» (Ваикра, 21:10).

С одной стороны, коаним должны быть святы. И, казалось бы, если они не достигнут такой высокой ступени – останутся на средней ступени. Но, с другой стороны, стих говорит далее «и не осквернят имени Б-га» – если не достигнут они святости, опустятся до осквернения Имени.

Мы видим здесь, что в служении Всевышнему нет середины. Человек находится перед выбором, освятить ли Имя Творца или, не дай Б-г, осквернить его. Поэтому Тора и предостерегает коаним: «Будьте святы». Там, где нет святости, есть скверна.

Так же говорил Бааль Шем Тов об отрывке из Торы, читаемом в Шма. Вначале говорится: «И будет, если послушаете вы заповеди Мои… чтобы любить Г-спода Б-га вашего, и служить Ему всем сердцем вашим и душою вашей…» А сразу за этим: «Остерегайтесь же, чтоб не прельстилось сердце ваше, и отступите вы, и будете служить иным божествам». Еврей может служить Всевышнему всем сердцем своим, поднимаясь по ступеням любви к Нему. Однако, если «отступите вы», то «будете служить иным божествам». Середины нет.

Сказано в Мидраше: «Как только оставляет человек слова Торы – идет он, чтоб пристать к идолопоклонничеству».

Сказали мудрецы наши, благословенной памяти, что простил Всевышний, благословен Он, идолопоклонничество, разврат и убийство, но не простил то, что евреи оставили Тору. Почему же три ужасных греха простил Всевышний, но не то, что была оставлена Тора? 

Рав Симха Зисл Зив из Кельма, благословенна память праведника, говорил, что тот, кто опустился до идолопоклонничества, разврата и кровопролития, вовсе потерял человеческий облик. Так что и наказывать его уже незачем. Наказать следует того, кто оставил Тору.  Ведь он еще был человеком и мог понять, что, оставив Тору, может дойти и до идолопоклонничества, разврата и убийства.

Выходит, что Всевышний не совсем простил три тяжелых греха – они лишь включены в грех оставления Торы. Тот, кто не стремится подняться выше – неизбежно упадет вниз.

В молитве минха в Йом-Кипур принято читать отрывок из Торы, говорящий о запретных связях. Человеку, находящемуся на вершине духовного подъема на исходе самого святого дня года, может показаться, что он весьма далек от этих тяжелых грехов. Тора как будто напоминает ему: «Знай, что если ты не будешь стараться и будешь оставаться на нынешней ступени святости, то можешь совершить, не дай Б-г, и самые низменные грехи». В духовном никогда нет середины – или святость, или скверна.

Осквернение имени Всевышнего

«И не оскверняйте Имени святого Моего, и да буду Я освящен в среде сынов Израиля» (Ваикра, 22:32).

«Г-спода Б-га твоего бойся и служи Ему и почитай Имя Его, и остерегайся, чтоб не осквернить его. Как сказано: “И не оскверняйте Имя святое Мое”. Смысл стиха этого необъятен. И над пониманием его пусть проливают слезы все, кто может. Ведь к осквернению Имени Всевышнего ведут множество путей. Ибо всякий, пренебрегающий хоть одной заповедью, и не в должной степени почитающий Творца – оскверняет Имя Его» (Сефер Ереим, 340).

Хафец Хаим говорил, что еврей, сведущий в Торе, подобен офицеру царского войска. Форменная одежда и знаки отличия, пожалованные самим царем, обязывают вести себя подобающим образом. По одежде его сразу видно, что он – важный человек при дворе. Ведя себя непристойно, он задевает честь царского двора.

Однажды Хафец Хаим спешил на поезд, чтобы попасть в Вильно по очень важному делу. На одной из улиц около вокзала его попросили зайти в дом скорбящего, чтобы дополнить миньян для молитвы. Хафец Хаим решил не отказывать и зашел в дом. Разумеется, он опоздал на свой поезд и был вынужден дожидаться следующего. Однако это было не так важно – лишь бы только не вышло осквернения Имени Всевышнего.

Известно высказывание Талмуда (Йома, 86): «Что называется осквернением Имени? Сказал Рав: “Например, я – если куплю мясо у мясника и не заплачу сразу” [Несмотря на то, что в наших краях принято покупать в рассрочку, если я так сделаю, могут подумать, что я вовсе не плачу за мясо, поэтому я обязан заплатить сразу. И хотя простой человек не должен принимать во внимание отдаленную возможность подозрений, мудрец Торы должен остерегаться в таких ситуациях]».

Все наши мудрецы согласны в том, что, даже совершая разрешенное действие, которое лишь простым людям кажется запретом, человек преступает запрет Торы «не оскверняйте Имени Моего».

Общеизвестна тяжесть этого греха. Для того, чтобы искупить его, недостаточно ни раскаяния, ни страданий, ни Йом-Кипура. Его искупает только смерть. Продолжает Хафец Хаим: «И знай, что и наказание за этот грех не знает меры. Говорится в Талмуде (Кидушин), что если грехов и заслуг у человека поровну, но на чаше грехов есть осквернение Имени – она перевесит». И сказано также (Авот): «и злое намерение и ошибка – равны в осквернении Имени».

Подчеркивая тяжесть осквернения Имени Творца, Хафец Хаим часто говорил ученикам и об освящении Имени. В молитве мы говорим: «Освятим мы Имя Твое в мире, как освящают его в высях небесных». Говорил Хафец Хаим: «Казалось бы – странно. Как можем мы уподоблять себя небесным ангелам? Как может нищий, одетый в тряпье, осмелиться представить царю свои песни подобно одному из важных князей страны?

Правда в том, что для Творца мы дороже ангелов. Ибо, в отличие от всех других творений, о человеке сказано: “И вдохнул в ноздри его душу жизни” – “частицу Б-га свыше”. Эта душа спустилась в мир, в тело человека, чтобы служить Творцу и славить Его. Как сказано: “Народ, который создал Я Себе, о славе Моей расскажет”».

Смерть праведников

«…и буду освящен Я в среде сынов Израиля» (Ваикра, 24:32).

«Смерть святых, которой погиб отец наш, оплот Израиля, да отомстит Г-сподь за его кровь, стала продолжением освящения Имени Всевышнего, совершенного им занятиями Торой и выполнением ее во все дни жизни своей». Такими словами начинает рав Симха, сын великого мудреца Торы, ученика Хафец Хаима и главы ешивы Барановичи, рава Эльханана Бунима Вассермана, рассказ о последних часах жизни отца перед тем, как в горький день месяца тамуз 5701 (1941) года он вернул душу Создателю.

Свидетель, доживший до наших дней, рассказывал о том, как рав Эльханан и те, кто был с ним, были оторваны от учебы и уведены, чтобы освятить Имя Небес.

Рав Эльханан говорил тихо, сохраняя душевное спокойствие, присущее ему всегда. И голос его нисколько не изменился. Его лицо было серьезным и в речи не чувствовалось никакой личной нотки. Его речь была обращена не только к ученикам, но и ко всему народу Израиля.

«В Небесах, очевидно, нас считают праведниками. Ибо мы избраны, чтобы стать искуплением народа Израиля. Поэтому нам следует обратиться к Б-гу сейчас же, немедленно. Времени мало. «Девятый форт» (место освящения Имени Всевышнего в Ковенской крепости) близок. Нам следует знать, что с раскаянием наше жертвоприношение будет более угодно Творцу. Этим мы спасем жизнь наших братьев и сестер в Америке. Пусть никому из нас не придет в голову никакая посторонняя мысль, подобная порочным намерениям, делающая жертву непригодной. Мы исполняем сейчас великую заповедь. Мы исполняем сказанное: “Огнем Ты сжег его (Иерусалим) и огнем Ты отстроишь его”. Огонь, в котором исчезнут наши тела, отстроит вновь Дом Израиля».

Души этих святых праведников поднялись к Небесам в огне костра, поглотившего их тела. Но Тора их осталась во всей красе и славе своей. Оплот Израиля, слава поколения, отец и господин наш, благословенна память праведного и святого, колесница Израиля – пребывает в мире, а всадники его – в бедствии и войне. Свитки Торы сгорают, а буквы возносятся ввысь.

Из книги рава Я. Байфуса «Леках Тов». Перевод – рав М. Гафт.

http://www.beerot.ru/?p=37996

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here