Глава Тецаве — Духовное влияние меноры

Дата: | Автор материала: Рав Нафтали Цви Йеуда Берлин

140
чудо открытое и скрытое

«А ты повели сынам Израиля, чтобы они взяли тебе чистого, давленного оливкового масла для освещения, чтобы возжигать лампаду постоянно» (Шмот, 27:20).

Сама по себе глава Тецаве удивительна. Помимо слов «ты повели», о которых уже спрашивали ришоним (комментаторы средневековья), есть и другая проблема: место этой главы в Торе должно быть не здесь, среди описания строительства Мишкана (Скинии), ее следовало бы поместить хотя бы после описания Меноры. И также непонятно, что означают слова «чтобы они взяли тебе». Рамбан объяснял это так: масло следовало приносить на проверку Моше, а он решал, достаточно ли масло чистое и «давленное». Это тоже вызывает недоумение: неужели нет доверия людям, специально назначенным заниматься этим; и кроме того, что будет после смерти Моше?

И также следует спросить об еще одном высказывании мудрецов (Ваикра Раба, в конце главы Эмор, 31, на стих «Повели сынам Израиля, чтобы они взяли тебе чистого оливкового масла…»), где они приводят в объяснение еще один стих (из Шир а-Ширим, 7:6): «Голова твоя, как Кармель, и пряди (волос на) голове твоей, как пурпур; – царь…», комментируя, что «царь» – это Моше. А в конце говорят так: «Всевышний сказал Моше: Моше! Я сделал тебя царем, а царю не подобает делать самому – вели другим, пусть делают вместо тебя». Удивительный мидраш! Ведь вся Тора полна повелений Моше Израилю, почему же именно здесь, в этой главе мудрецы вдруг решили дать свое объяснение?

Однако мы поймем очень <важную> основу, когда разъясним еще один отрывок, а именно: сказанное в Мидраш Раба о стихе из нашей главы (28) «А ты приблизь к себе своего брата Аарона и его сыновей…»: «Об этом написано (Теилим, 119:92): «Если бы не Тора Твоя, которая услаждает меня, я бы пропал по бедности моей». В тот час, когда Всевышний сказал: «А ты приблизь к себе своего брата Аарона…», Моше был расстроен [как будет показано дальше, величие Аарона в Торе было не меньшим, чем у Моше, а теперь он получает уникальное назначение – быть первосвященником, а то, что было уделом Моше – Тора, является уделом каждого], тогда сказал ему: “У Меня была Тора, и Я отдал ее тебе, и если бы не она, Я не стал бы творить мир…”» Здесь, во-первых, неясно, откуда мудрецы учат, что Моше был расстроен, во-вторых, если он действительно был расстроен, утешение выглядит слабым. Ведь священничество было отдано только Аарону и его потомкам, таким образом, что нет ни у кого более удела в нем. С Торой обстоит по-другому: она дана всему Израилю на равных с Моше и его потомством, и единственное, чего он удостоился – стать посланником, через которого она была получена, а его потомство не имеет к этому никакого отношения.

Объяснение же таково. Нам следует знать, что свет Торы, который является целью всей работы Мишкана и главной причиной пребывания Шхины (Б-жественного присутствия) в Израиле, приходит к нам в изобилии с помощью двух святых предметов: Арона (Ковчега) и Меноры, каждый из них действует по-своему. Арон связан с предназначением Письменной Торы и полученных устно повелений. Но он не влияет на способность человека к пилпулю (талмудической дискуссии), и к выведению новых законов [из старых – для случаев, о которых не были получены законы напрямую; здесь и далее – прим. переводчика] с помощью внутренней логики Торы – хидуш. Источником этой удивительной возможности, именуемой также Талмуд, является духовная сила Меноры, в которую входят семь видов мудрости и все необходимое для пилпуля Торы. Это связано с кафторим (детали Меноры, подобны яблоку) и прахим (изображения цветов на Меноре). Мидраш рассказывает (Берешит Раба, 91), что когда рабби Тарфон слышал верное объяснение, он говорил: «Кафтор и перах!» Слова учителя Израиля учат нас, что когда опытный ученик делает верное открытие в Торе, ему помогает та сила, намек на которую мы видим в кафторим и прахим Меноры. Поэтому во время Второго Храма, когда появилось множество ешив, которые выпустили многочисленных учеников, занимавшихся «спорами Абае и Равы» [так, по имени двух самых известных мудрецов Талмуда, называется разбор талмудических тем в общем], что и есть «Талмуд», – тогда сила Меноры укрепилась благодаря чуду Хануки. И см. комментарий к стиху 29:37 – там мы показываем, где есть на это намек и в Торе. Об этом говорили мудрецы в трактате Брахот (57): «Тот, кто видит во сне оливковое масло, пусть ждет света Торы, как сказано: “чтобы они взяли тебе чистого оливкового масла”».

И еще следует знать, что Моше и Аарон считались товарищами по учебе, как учили мудрецы в трактате Авот рабби Натана (гл. 27): «А откуда учим, что честь товарища должна быть дорога человеку, как честь учителя? – Из сказанного: “И сказал Аарон Моше: пожалуйста, господин мой…”». Но ведь Моше был младшим братом Аарона, а тот поставил его над собой учителем. На самом же деле, хоть Аарон и нуждался в том, что Моше получил от Всевышнего, после того, как он выучил это от него, он сам стал не меньшим мудрецом Израиля, чем Моше, и не нуждался в его помощи для углубленного понимания Торы. Однако величие в Торе Моше и Аарона проявлялось по-разному. Моше обладал исключительными способностями в области пилпуля, и с его помощью делал неопровержимые открытия, выводя новые законы Торы, которых он не получал напрямую. Как сказано в трактате Недарим (38): «Тора дана только Моше и его потомкам», [но выше уже было написано, что Тора дана всем, поэтому] заключают мудрецы: «это только в том, что касается исключительно пилпуля». Аарон же лучше владел сравнительным анализом различных случаев и законов, чтобы найти верное решение. И это – по слову Всевышнего к Аарону: «…и учить <Закону> сыновей Израиля». А для вынесения законодательного решения необходим сравнительный анализ, невозможно каждый раз пользоваться пилпулем. Этой способностью Аарон был наделен более, чем кто-либо в его поколении: ему даже удалось убедить в своей правоте Моше в случае с козлом хатат (грехоочистительной жертвой) [когда Моше возмутился, почему Аарон и сыновья не ели от нее, а Аарон доказал ему, что в том случае они поступили правильно]. И еще см. в книге Бемидбар по поводу истории с собирателем хвороста в Шаббат, и в книге Дварим (10:6), где мы писали, что Моше и Аарон были главами Санедринов – каждый, используя свои особые возможности.

И поскольку Моше особо отличался способностью к хидушу и пилпулю, ему особенно было необходимо влияние Меноры, чтобы освещать путь к истине. Поэтому именно изготовлением масла ему следовало бы заняться самому, но народ Израиля сделал это за него. Все это является объяснением вышеприведенного мидраша к главе Эмор, где сказано, что «возьмут тебе» означает «для тебя». Но делай это не сам, а «повели сынам Израиля», ведь ты – царь. (В комментариях к главе Эмор мы добавили еще некоторые разъяснения на эту тему.)

Теперь мы приходим к ясному объяснению второго затруднения, возникшего еще у мудрецов: почему наша глава находится именно в этом месте <описания строительства Мишкана>. Мудрецы пришли к заключению, что все это было утешением для Моше [выше упоминалось о том, что именно Моше получил Тору, здесь разъясняется подробнее]. Прежде чем сказать Моше «приблизь к себе брата…» и сообщить ему о высокой духовной ступени, к которой Всевышний подготовил его – к святости служения, – еще до этого Всевышний сказал Моше эти слова утешения, а именно: сообщил ему, что особо возвышенная сила пилпуля и способности к открытиям в Торе дана только ему и его потомству. <Всевышний сказал ему>: смотри, еще до того, как Я велю тебе «повели сынам Израиля, чтобы они взяли тебе чистого оливкового масла…», Я сообщаю тебе, что принадлежит это только тебе.

В этом состоит преимущество Моше перед Аароном. Хотя и в Торе сила Аарона велика, благодаря его глубокому пониманию и законодательным способностям, все же способность к хидушу, открытию, важнее. Потому что вынесение законодательного решения основано на силе сравнения одного <случая и соответствующего ему закона> с другим, что не всегда однозначно, и возможно, что появится другой мудрец и опровергнет приведенное сравнение, найдя у обсуждаемого случая подобие с чем-нибудь другим. (Примечание автора: в этом смысл слов мудрецов, когда они говорили (Эрувин, 43), что Шауль, в отличие от Давида, «не открывал в трактате <глубины>». Не имеется в виду, не дай Б-г, что он выносил неверные законодательные решения, а только решения его не были неоспоримыми для дальнейших поколений, и не стали Мишной [аксиоматической основой законодательства], тогда как Давид, будучи великим законоучителем, использовал свою силу хидуша и пилпуля, поэтому о нем сказано, что он «открывал». См. подробнее в комментариях к книге Дварим, гл. Браха.) Это утешило Моше, и об этом мидраш говорит, цитируя стих «Если бы не Тора Твоя, которая услаждает меня, я бы пропал по бедности моей». Имеется в виду не услада забав, упаси Б-г, а радость человека, который <занимается Торой>, переворачивая ее и добираясь до глубин, подобно любому человеку, наслаждающемуся чем-нибудь. Такова природа пилпуля.

Перевод – рав О. Климовский.


http://www.beerot.ru/?p=52100