Откуда происходит обычай произносить «Лехаим!»?

Дата: | Автор материала: Рав Лейб Нахман Злотник

1645
лехаим

Уважаемый рав!

Даже далеко за пределами еврейских общин широко известен древний еврейский обычай провозглашать «Лехаим!» перед тем, как выпить что-либо, что имеет больше одного градуса алкоголя. Можно ли узнать об источниках этого обычая?

С уважением, Б.


Уважаемый Б.!

Как Вы, по всей видимости, знаете, «лехаим!» (на самом деле: "ле-хаим") в переводе с иврита означает «к жизни!», «во имя жизни!», «за жизнь!». В книге «Коль бо»[1] говорится о заповеди произносить благодарственную молитву после трапезы («Биркат а-Мазон») над кубком вина. При этом благословляющий провозглашает: «Внимание, учителя мои!», а присутствующие отвечают ему: «Ле-хаим!», желая ему тем самым, чтобы это вино было испито к жизни, а не как то, которое давали выпить приговоренному судом к смертной казни, чтобы облегчить ему душевные страдания от осознания близости смерти, как это рассказывается в трактате «Санэдрин»[2] и в «Мидраш Танхума»[3]. Стих, который послужил источником давать осужденному вино, гласит: «Дайте пьянящее погибающему…»[4].

В книгах законоучителей поднимается вопрос о том, что следует произносить раньше – благословение на вино (или другой алкогольный напиток) или «Лехаим!».

Некоторые считают, что из-за почета благословения его следует произнести в первую очередь, а только потом уже «Лехаим!». Другие придерживаются мнения, что вначале следует выразить почтение к присутствующим и, соответственно, произнести «Лехаим!», а затем произнести благословение на вино[5].

В комментарии на Пятикнижие «Даат Зкеним ми-Баалей Тосафот»[6] запрет коэнам пить вино перед храмовым служением объясняется негативными последствиями, к которым приводит злоупотребление алкоголем. Ведь вследствие опьянения человек может вести себя неподобающим образом, так, что впоследствии ему будет стыдно за свои слова и поступки. В состоянии опьянения человек может прийти к злоязычию, кровопролитию, разврату, идолопоклонству. Авторы «Даат Зкеним ми-Баалей Тосафот» подкрепляют все свои доводы цитатами из Танаха и устной Торы. Алкогольная зависимость истощает бюджет.

На Святом языке слово стакан («кос») и кошелек («кис») звучать очень схоже, и игра этих слов выражает горькую реальность: разорение от подверженности выпивке.

Согласно преданию, первый человек, Адам, совершил грех, вкусив плод Древа Познания Добра и Зла, испив вино во время своей свадьбы[7]. Согласно одному из мнений, само Древо Познания Добра и Зла являлось виноградной лозой. В Торе напрямую рассказывается о том, как Ноах, опьянев, оказался в непристойном виде, что в конечном итоге привело к проклятию его сына Хама. Поэтому, в народе принято, что перед тем, как произнести благословение на вино, человек, обращаясь к присутствующим, провозглашает: «Внимание, господа!», а те, в свою очередь, отвечают ему: «Ле-хаим!». В Талмуде[8] рассказывается, что когда рабби Акива устроил пир в честь своего сына, каждый раз, наливая бокал вина, он говорил: «Вино и жизнь в уста мудрецов и их учеников!».

В известном комментарии к кодексу «Арбаа Турим», «Баит Хадаш»[9] от имени Мааршаля[10] приводится, что человеку, пребывающему в трауре по усопшему родственнику, было принято наливать вино и благословлять его к жизни «Лехаим!», ибо вино создано не иначе, как чтобы в нем находили утешение скорбящие, как сказано: «…и (дайте) вино тому, у кого горько на душе»[11].

Автор респонс «Минхат Ицхак»[12] приводит древний обычай в годовщину смерти («йорцайт») накрывать стол и выпивать немного спиртного напитка. При этом родственника усопшего благословляют словами «Ле-хаим!», намекая на то, чтобы в будущем у него были только радостные события, и больше его не постигала горечь утрат.

Автор также упоминает слова Мидраша, где говорится, что когда евреи желают друг другу «Лехаим!», Всевышний прощает их прегрешения и отводит от них беды, которые должны были их постигнуть.

Еще одна интересная идея об источнике обычая провозглашать «Ле-хаим!», высказанная автором респонс «Гинзей Йосэф»[13]. В Талмуде[14] приводится история о том, как два молодых мудреца Торы присутствовали на трапезе, которую устроил Рэби (рабби Йеуда а-Наси) и молча внимали его мудрым речам. Рэби дал распоряжение слугам налить им вино, чтобы те заговорили. Испив вино, они и в самом деле обогатили трапезу замечательными открытиями в Торе.

Там же в Талмуде объясняется «механика» подобного воздействия вина на разговорчивость человека: «Входит вино – выходит тайна» (числовое значение слова «вино», «יין» и числовое значение слова «тайна», «סוד» на Святом языке оба равны 70).

В святых книгах[15] сказано, что человеку изначально предопределено количество пустых слов, которые он может произнести за свою жизнь. Соответственно все то время, которое человек растрачивает на пустословие, сокращает дни его жизни. В отношении слов, связанных с Торой и заповедями, все происходит в точности наоборот: они прибавляют годы жизни, как сказано: «Ибо они (слова Торы) — жизнь наша»[16].

Перед тем, как испить вино, которое способствует обилию разговора, принято желать, чтобы это вело к продолжительности жизни, т.е. чтобы разговоры были по делу. В трактате «Брахот»[17] так и говорится, что для мудрецов Торы вино всегда хорошо, как сказано: «Ступайте вкушать хлеб Мой и пить вино приготовленное Мною»[18].

С почтением, Лейб Нахман Злотник.

  1. П. 25.
  2. 43а.
  3. «Пикудей», п. 2.
  4. Мишлей 31:6.
  5. См. «Элияу Раба», 174:17; «При Мегадим», «Орах Хаим», «Мешбецот Заав», 174:11; «Шевет а-Леви», ч. 3, п. 94.
  6. Ваикра 10:9.
  7. «Тикуней Зоар», п. 24.
  8. «Шабат», 67б.
  9. «Орах Хаим», п. 174.
  10. Прим. к «Арбаа Турим», п. 192.
  11. «Санэдрин», 70а; «Эрувин», 65а.
  12. Ч. 6, п. 135.
  13. П. 142.
  14. «Санэдрин» 38а.
  15. См., например, «Дэрех Пикудэха», «Ло Таасэ», п. 34.
  16. Вечерняя молитва «Маарив».
  17. 57а.
  18. Мишлей 9:5.

https://www.beerot.ru/?p=47466