Изучение Мишны — Трактат Брахот — Глава четвертая — Мишна четвертая

Дата: | Автор материала: Рав Берл Набутовский

1500
мишна четвертая
За возвышение души
Анатолий бен Михаил
Хана бат Лейб
Александр бен Наум

Глава четвертая. Мишна четвертая

Предисловие

Предыдущая мишна говорила о содержании ежедневных молитв. В этой мишне обсуждается вопрос, каким образом следует молиться в тяжелой ситуации, находясь в которой обычный человек не может сосредоточиться даже на минимальной молитве, состоящей из семи благословений, о которой шла речь в предыдущей мишне.

 

רַבִּי אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר: הָעוֹשֶׂה תְּפִלָּתוֹ קֶבַע – אֵין תְּפִלָּתוֹ תַּחֲנוּנִים.

רַבִּי יְהוֹשֻׁעַ אוֹמֵר: הַמְּהַלֵּךְ בְּמָקוֹם סַכָּנָה – מִתְפַּלֵּל תְּפִלָּה קְצָרָה. אוֹמֵר: הוֹשַׁע הַשֵּׁם אֶת עַמְּךָ אֶת שְׁאֵרִית יִשְׂרָאֵל בְּכָל פָּרָשַׁת הָעִבּוּר יִהְיוּ צָרְכֵיהֶם לְפָנֶיךָ בָּרוּךְ אַתָּה ה’ שׁוֹמֵעַ תְּפִלָּה.

Раби Элиэзер говорит: «Для того, кто делает молитву постоянной обязанностью, молитва не является мольбой». Раби Йеошуа говорит: «Тот, кто проходит через опасное место, должен произнести краткую молитву. Он говорит: “Спаси, Г-сподь, народ Свой, остаток Израиля, во всех греховных отступлениях, да будут их нужды перед Тобой! Благословен Ты, Г-сподь, внемлющий молитве”».

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Делает молитву постоянной обязанностью. Молитва кажется ему обузой. Слово «постоянной» подразумевает следующее: «на меня возложена постоянная дань — молитва, и я должен ее отдать».

Должен произнести краткую молитву. [Вместо обычной молитвы, состоящей из восемнадцати или семи благословений.] И каковы слова этой молитвы? «Спаси, Всевышний, народ Свой, остаток Израиля» и так далее.

Во всех греховных отступлениях. Даже когда они [представители народа Израиля] выходят чтобы согрешить, пусть будут их нужды раскрыты перед Тобой, чтобы Ты сжалился над ними. Слово פָּרָשַׁת («глава») в данном случае используется в значении פְּּרִישָה, то есть, «отступление». А слово הָעִבּוּר («беременность») используется в значении עֳבֵירָה, то есть, «нарушение». И закон не соответствует мнению раби Йеошуа. По закону молитва, которую произносят в месте опасности, звучит так: «нужды народа Твоего многочисленны» и так далее. И эту молитву произносят на ходу. И не требуется произносить первые три и последние три благословения. А пройдя опасное место и успокоившись, следует произнести молитву по обычному тексту, установленному [мудрецами], если еще не истекло время, в которое ее можно произносить.

Комментарий «Полная чаша»

Объяснение мишны

Для того, кто делает молитву постоянной обязанностью, молитва не является прошением. Некоторые комментаторы объясняют, что используемое мишной слово תַּחֲנוּנִים происходит от корня חן, означающего «милость». תַּחֲנוּנִים — это мольба о милости. Мишна говорит, что тот, кто хочет обрести милость у Всевышнего, не должен относиться к молитве как к обузе[1].

Объяснение комментария рава Овадьи из Бартануры

Молитва кажется ему обузой. Так мудрецы установили стандартный текст молитв, и обязали использовать именно его, и молиться в определенное время дня, можно привыкнуть произносить слова молитвы машинально, без всяких чувств и эмоций. Чтобы этого не случилось, мудрецы добавляли в конце молитв свои собственные просьбы[2].

Вот, что пишут законоучителя[3] по поводу правильного подхода к молитве: «Пусть молится небыстро, взывая, как нищий, просящий у двери, и как человек, просящий о милости… Следует помнить, что ни одно творение, не ангел и не звезда, не могут исполнить его просьбу. Все зависит только от воли Всевышнего. И нельзя, чтобы молитва выглядела как бремя, от которого человек спешит избавиться. И несмотря на то, что слова молящегося говорят о мольбе, возможно, что он не думает и не чувствует, что пришел с просьбой к Царю, а молится только из-за того, что он обязан это делать. И это неправильный подход к молитве, и следует в высшей степени остерегаться его! Тем не менее, тот, кто произнес молитву без должных мыслей и намерений, выполнил обязанность, и не должен молиться еще раз».

Слово פָּרָשַׁת и т. д. Талмуд приводит еще одно объяснение необычного словосочетания פָּרָשַׁת הָעִבּוּר. Слово הָעִבּוּר происходит от слова[4] עֶבְרָה, которое означает «гнев». פָּרָשַׁת הָעִבּוּר означает «период гнева». Раби Йеошуа использовал столь необычное выражение, так как хотел завуалировать упоминание грехов, совершаемых народом Израиля.

Должен произнести краткую молитву. Талмуд приводит к выводу, что закон не соответствует мнению автора данной мишны. По закону[5], «краткая молитва» должна звучать следующим образом:

צָרְכֵי עַמְּךָ יִשְׂרָאֵל מְרֻבִּין וְדַעְתָּם קְצָרָה. יְהִי רָצוֹן מִלְפָנֶיךָ ה’ אֱלֹקֵינוּ שֶתִּתֵּן לְכָל אֶחָד וְאֶחָד כְּדֵי פַּרְנָסָתוֺ וּלְכָל גְּוִיָּה וּגְוִיָּה דֵּי מַחְסוֺרָהּ. בָּרוּךְ אַתָּה ה’, שׁוֺמֵעַ תְּפִלָּה.

Нужды народа Твоего, Израиля, многочисленны, а понимание их ограниченно. Да будет воля Твоя, Г-сподь, Б-г наш, чтобы дал Ты каждому столько, сколько ему требуется для пропитания, и каждому телу то, что удовлетворит его. Благословен Ты, Г-сподь, внемлющий молитве.

И эту молитву произносят на ходу. «Шулхан Арух» пишет[6], что разрешается произносить эту молитву на ходу, хотя, конечно, лучше остановиться для ее произнесения.

Пройдя опасное место, и успокоившись, следует произнести молитву по обычному тексту, установленному мудрецами, если еще не истекло время, в которое ее можно произносить. Эта молитва кардинально отличается от молитвы «Умудри нас» [הֲבִינֵנוּ], упомянутой в предыдущей мишне, тем, что она не является заменой обычной молитвы. Поэтому, тот, кто ушел из опасного места или вышел из стрессовой ситуации, и успокоился достаточно, чтобы сосредоточиться на словах молитвы, должен произнести обычную молитву «Шмоне Эсре» — конечно, при условии, что время произнесения данной молитвы еще не истекло. Если же время истекло, то в ближайшей молитве, следует произнести «Шмоне Эсре» дважды, чтобы восполнить пропущенную молитву. (Хотя в данном случае молитва была пропущена сознательно, этот пропуск был вынужденным. Поэтому, необходимо восполнить пропущенную молитву.)

Пройдя опасное место, и успокоившись, следует произнести молитву по обычному тексту, установленному мудрецами. Возникает вопрос, зачем произносить эту молитву, если таким образом все равно нельзя выполнить обязанность молиться три раза в день.

Комментарий «Тиферет Исраэль» приводит[7], что в час опасности, качество суда предъявляет человеку обвинения. Поэтому, попав в опасное место, следует сказать Всевышнему, что даже «во всех греховных отступлениях», то есть, даже когда люди грешат, то поступают так из-за того, что нуждаются в пропитании, или из-за терзающих их соблазнов. Поэтому «да будут их нужды перед Тобой». И эта молитва склонит качество строгости к милосердию.

Перевод и комментарий – рав Берл Набутовский



[1] ע״פ תוספות אנשי שם ועוד

[2] По צל״ח על ברכות טז: וע’ שם בגמ’

[3] По שלחן ערוך ס’ צח סע’ ומ״ב שם ס״ק ח, ט

[4] См. Цфания, 1:15, Теилим, 78:49, Мишлей, 11:4 и 23.

[5] Этот закон также приводит кодекс «Шулхан Арух» (אורח חיים ס’ קי סע’ ג).

[6] Там же.

[7] יכין אות כ בשם שבת לב ע״א


http://www.beerot.ru/?p=37301